Семья с позиции системного анализа

      Сегодня ученые пришли к выводу о том, что работать необходимо не с одним членом семьи или тем более с одним ребенком, а со всеми членами семьи одновременно. Такой подход в работе называют системным.

      По мнению психиатров, так как причины большинства детских проблем кроются в семье, приобрела популярность общесемейная психотерапия. Это психотерапевтический метод, при котором лечится вся семья и по которому в центр внимания выносятся взаимодействия внутри семьи, а не проблемы отдельного ребенка. До недавнего времени было предпринято ещё мало систематических и контрольных оценок в отношении семейной терапии. Сегодня уже есть возможность подвести итоги и определить эффективность, преимущества этого метода в сравнении с другими. Кроме того, клинические испытания показывают, что в определенных случаях лечение при помощи общесемейной терапии проходят значительно эффективнее.

      Теоретическую основу системной семейной теории составляет общая теория систем. Под системой понимается совокупность взаимодействующих элементов (или объектов), реализующих общую функцию (функции).

      Главный постулат этого психотерапевтического подхода гласит, что семья является видом социальной системы, психологическая помощь ей невозможна без знаний и учета законов функционирования систем, аналогично тому, как лечение человека невозможно без знания его анатомии и физиологии (Л. Хьелл, Д. Зиглер, 1998).

      Семейная система характеризуется определенной активностью. Обычно она состоит из нескольких подсистем. Формальные подсистемы, это супружеская пара, или супружеская подсистема, и дети – детская подсистема. Каждая является своего рода внешней средой для другой подсистемы.

      Родительские семьи, детский сад и школа, работа и сослуживцы – внешняя среда семейной системы. Среда – это совокупность всех объектов, изменение свойств, которые воздействуют на рассматриваемую систему, а также те объекты, чьи свойства меняются под воздействием этой системы. Отношения с родственниками и друзьями, влияние воспитателей и учителей – все это может влиять на отношения внутри рассматриваемой семьи. Конфликты в семье в свою очередь могут отражаться на работе, на учебе ребенка и так далее.

      Дисфункциональная супружеская подсистема для своей стабилизации обычно использует другие подсистемы – чаще всего детскую подсистему, если детей двое, или детский организм, если ребенок один.

      Для анализа макродинамики семейному психотерапевту необходимо владеть следующим концептуальным аппаратом:
1. Семейная история или эволюция. Изучение этого параметра было начато М. Боуэном, которому удалось показать, что в семейной истории происходит накопление дисфункциональных паттернов, что приводит к патологическому состоянию ее членов.
2. От этих исследований берет свое начало понятие семейного сценария – устойчивых паттернов микродинамики и структурной организации, повторяющихся из поколения в поколение.
3. Каждая семья проходит через определенные циклы развития – этапы, ставящие новые задачи перед семейной системой. Понятие цикла является одним из самых важных для характеристики макродинамики и для адекватной постановки задач работы с семьей. Так, на этапе вырастания детей важно помочь семье пройти через сепарацию: родителям нужно ослабить контроль над детьми, позволить им взять больше ответственности, обрести большую автономию, а для себя найти новое содержательное наполнение жизни вместо того, которое было связано с заботой о детях, теперь уже выросших.
4. Настоящие трудности, связанные с каждым циклом, вызывает сопротивление семейной системы тем изменениям, которые являются необходимыми с точки зрения решения задач нового цикла. Потребность семьи сохранить привычный стиль взаимоотношений провоцирует сопротивление, которое необходимо преодолеть психотерапевту, чтобы помочь семье.
5. Каждая семья имеет большие или меньшие ресурсы для изменений, которые необходимо вскрыть психотерапевту. Ресурсы – это сильные стороны семьи, такие как возможность открытого обсуждения проблемы, любовь и искренняя заинтересованность в своем ребенке, в себе как в супружеской паре.
6. Психотерапевту необходимо учитывать общий культурный и исторический контекст, в котором развивалась и развивается семейная система – культурные традиции, ценности и т.д.
7. Если муж и жена исторически вышли из разного культурного контекста (межнациональный брак), то могут возникать многочисленные трудности. В разных культурах существуют разные полоролевые стереотипы. Психотерапевту необходимо учитывать это в своей работе.

      Таким образом, для анализа системы семьи важно владеть следующим понятийным аппаратом и рассматривать по следующим параметрам:
* стадия жизненного цикла данной семьи;
* эмоциональная связь всех членов семьи между собой;
* особенности ролей;
* границы;
* иерархии и гибкость;
* коалиции и привязанности;
* коммуникация, явные и скрытые конфликты;
* семейный миф;
* стереотипы взаимодействия;
* семейные правила и ценности;
* стабилизаторы;
* семейная история;
* наличие аутсайдера.

      Жизненный цикл российской городской семьи состоит из шести этапов.
Первая стадия характеризуется наличием родительской семьи с взрослыми детьми. Молодые люди не имеют возможность пережить собственный опыт самостоятельной, независимой жизни. У молодого человека нет представления, что было достигнуто им лично, взять на себя ответственность.
На второй стадии жизненного цикла семьи молодые люди знакомятся с будущим брачным партнером, и приводит в родительский дом. Задача второго этапа создать маленькую семью внутри большой. Молодые люди, должны не только договориться по каким правилам они будут жить, но так же договориться и с родителями. Патриархальные правила предлагают вариант вхождения нового члена семьи в семью родителей своего будущего партнера на правах ребенка. Старая система хочет сохранить все так, как было, а новая нуждается в сепарации, это и является причиной для конфликта.
Третья стадия семейного цикла связана с рождением ребенка. Это тоже кризисный период для всей системы. Опять необходимо договориться о том, кто, за что отвечает и кто что делает. В семьях с размытыми границами подсистем и невнятной организацией нередко плохо определены семейные роли. Например, неясно кто является ребенку функциональной мамой, бабушка или биологическая мать. Это обстоятельство не может отражаться на ребенке, и поэтому он не редко включается в борьбу.
Четвертая стадия в семье появляется второй ребенок. На этой стадии возникает детская ревность. Мама, которая родила ребенка в двадцать лет и мама, которая родила ребенка позднее, это две разные мамы в одной женщине. Вторая более зрелая, и к материнству подошла с большей ответственностью. У первого ребенка впечатление, что его менее любят. В это же время у родителей кризис среднего возраста, а у детей подростковый кризис. Все это создает трудность в совместном взаимодействии. В этой стадии могут образовываться коалиции между прародителями и внуками.
Пятая стадия жизненного цикла характеризуется тем, что прародители начинают активно стареть и болеть. Они становятся беспомощными и ранимыми, нуждаются во внимании, возможна инвалидность одного из членов семьи или нескольких.
Шестая стадия жизненного цикла повторяет первую. Прародители умерли, и вновь семья с взрослыми детьми.

      «В семейной системе существует понятие обратной связи. Обратная связь – это информация о результатах функционирования системы, поступающая в эту же систему». (Хьелл Л, Зиглер Д., 1998, с. 38).

      Эмоциональная связь – это психологическое расстояние между членами семьи. В качестве двух основных дисфункций связи выделяют симбиоз (сверхвключенность) и разобщенность. Браки часто совершаются по принципу комплиментарности. Партнеру выросшему в симбиотической семье, не хватает свободы, а партнеру из разобщенной семьи – близости.

      Эмоциональная система – одна из самых важных в теории семейных систем. «Многое в эмоциональном функционировании определяется взаимоотношениями с другими организмами и окружающей средой. Функционирование индивида часто не может быть понятно вне контекста его отношений с группой. Эмоциональными межличностными отношениями служат отношения внутри семьи» (Боуэн М., 2005, с.40). «Семья, как эмоциональное поле, предполагает сложность эмоциональных стимулов, передаваемых и воспринимаемых членами семьи на разных уровнях взаимодействия. Эмоционально заряженное функционирование членов семьи создает эмоциональную «атмосферу» или «поле», которое в свою очередь влияет на функционирование каждого из них. Эмоциональное поле семьи возникает в процессе эмоционально окрашенных взаимоотношений, которые являются неотъемлемой частью любой семьи. Хотя интенсивность этих взаимоотношений может меняться от семьи к семье и в одной семье в разные периоды времени, но они всегда присутствуют в той или иной степени. Эмоциональный процесс проявляется в том, что люди занимают разные функциональные позиции в семье. Функциональная позиция человека оказывает существенное влияние на его убеждения, ценности. Отношения, чувства и поведение. Так личностные характеристики первых детей в семье имеют между собой много общего и довольно сильно отличаются от личностных характеристик самых младших детей в семье. Связь определенных личностных черт с особенностями сиблинговых позиций обусловлена тем, что семье предъявляют сходные ожидания к функционированию в разных позициях. Эти ожидания встроены в ситуацию, а не спроектированы родителями. Например, ожидается, что старшие дети будут принимать на себя ответственность за младших и действовать соответствующим образом. Даже, если родители попытаются выстроить отношения так, чтобы старшие дети не отвечали за младших, то этот процесс настолько автоматизирован, что все равно каким – нибудь образом проявится.

      Эмоциональная система проявляет себя через функциональные позиции членов семьи. Чувства, отношения, ценности и верования играют важную роль в занятии и сохранении разных функциональных позиций в семье, но корни этого процесса находятся глубже уровня чувств и культурных влияний». (Боуэн М., 2005, с.42). «Гиперфункционирующий человек обычно чувствует свою ответственность за эмоциональное благополучие других, старается компенсировать реальный или воображаемый дефицит их функционирования. Гипофункционирующий человек, со своей стороны, чувствует свою зависимость от гиперфункционирующего человека в тех вопросах, которые он самостоятельно решить не может или не хочет решать» (Боуэн М., 2005, с.53). «Функциональная позиция человека в семейной системе будет также определенным образом влиять на его интрапсихическоеи физиологическое функционирование. Она влияет на его мечты, фантазии, чувства, отношения и даже интеллектуальную работу. Гипофункционирующий человек, например, может ощущать потерю себя, неуверенность в себе, испытывать сложности с концентрацией внимания при выполнении чуть более сложного дела и воспринимать себя как бремя для окружающих.

      С другой стороны, функциональная позиция может также влиять и на физическое здоровье. Гиперфункционирующий человек может заболеть из – за постоянных требований и обращений к нему со стороны других людей, которые он не в силах выполнить. Гипефункционирующий человек может заболеть из – за ухода в себя и погружения в состояние беспомощности. Эта самоизоляция – не следствие эгоизма, а лишь способ уйти от слишком сильного контроля. Хронически больной гиперфункционирующий индивид часто улучшает свое функционирование и может почувствовать чудесное избавление от своих симптомов, если его гиперфункционирующий партнер заболевает или умирает» (Боуэн М., 2005, с.75).

      Привычные стереотипы родительской семьи имеют очень большую власть. И партнеры со временем начинают отторгать то, что изначально привлекало друг в друге. Также речь идет о дифференцированности семьи – степени автономности друг друга.

      Процессы изменений постоянно происходят в семейной системе. Они и составляют жизненный цикл семьи. Всякая семейная система стремится пройти полный жизненный цикл. Замечено, что семья в своем развитии проходит определенные стадии, связанные с некоторыми неизбежными объективными обстоятельствами. Одним из обстоятельств является физическое время. Возраст членов семьи все время меняется и этим самым обязательно меняет семейную ситуацию. Эрик Эриксон показал, что каждому возрастному периоду в жизни человека соответствуют определенные психологические потребности, которые он стремится реализовать. Вместе с возрастом и меняются и запросы к жизни вообще и к близким людям в частности. Это определяет стиль общения и соответственно саму семью, рождение ребенка, болезнь, инвалидность, смерть, все это существенно меняет структуру семьи и качество взаимодействия членов семьи друг с другом. Параллельно и одновременно с процессами изменения и развития происходят гомеостатические процессы. Существует два закона, по которым происходит развитие семьи. Закон развития гласит о том, что семья стремится к развитию, это ее естественное состояние. Закон гомеостаза гласит, что всякая система стремится к постоянству, к стабильности. Для семьи это означает, что в каждый данный момент времени своего существования она стремится сохранить статус кво. Нарушение этого статуса всегда болезненно для всех членов семьи, несмотря на то, что события могут быть радостными и долгожданными, например, рождение ребенка, распад мучительного брака и другое. Закон постоянства обладает огромной силой. Взаимосвязь изменчивости и стабильности, развития и гомеостаза хорошо видна при описании жизненного цикла семенной системы. Таким образом, семья развивается по двум законам: закон развития и закон гомеостаза.

      Особенности ролей или устойчивые функции в работе системы, закрепленные за каждым из ее членов. Распределением ролей в семье характеризуется эффективность или неэффективность распределения функций, обеспечивающих поддержку семейной системы.

      В семейных системах они часто наблюдаются «перевернутые» или смещенные. Это связано с тем, что мама вынуждена работать, реализовываться, зарабатывать, а бабушка находиться с внуками, воспитывать их, ухаживать за ними. Это указывает на то, что бабушка является функциональной мамой, а мама, особенно в неполных семьях является папой. Такая особенность ролей часто встречается в тех семьях, где ребенок инвалид. В Российской культуре существуют противоречивые правила о распределении ролей в семье. Борьба за власть и статус в современных российских семьях – одна из мощнейших дисфункций. И возникает эта борьба потому, что в культуре нет внятного правила про половое неравенство. В семьях много гласных, негласных, сложных, витиеватых правил, пронизывающих нащу жизнь (Н. Б. Бячкова,1998).

      Границы имеет каждая система, они определяют ее структуру, содержание психодинамики семейной жизни. Границы семейных систем проницаемые. Человек является элементом сразу нескольких систем, от него может зависеть их жизнедеятельность, но и сам он неизбежно, так или иначе ,реагирует на соприкосновение с ними. Границы подсистем (более мелкая система внутри целостной семьи), характеризуются четкими или нечеткими внутренними границами. Не четкие границы тормозят развитие семьи или взросление ее членов.

      Внешние границы характеризуются степенью открытости семьи как системы для контактов с внешним миром. Излишне открытая система подвергается вторжению или влиянию из вне, а значит, семья подвергается отсутствию безопасности и конфликтам.

      Излишне закрытая система характеризуется тревожностью и страхом перед внешним миром, отсутствием общения.

      Иерархия существует в каждой системе, в каждой семье. Она определяет власть, порядок и. конечно, границы. В дисфункциональных семьях власть может быть у ребенка, у прародителей. Наблюдается особенность иерархии в семьях, где дети инвалиды, у них может быть много власти, они могут диктовать условия. У родителей порой возникает чувство вины в связи с диагнозом рожденного ребенка, и они пасуют перед ребенком – «тираном».

      Коалиции, или объединение между членами подсистем ведут к нарушению границ и особенно характерны для дисфункциональных систем. Вертикальные коалиции – дисфункциональны. Например, мать в коалиции с ребенком, отец на периферии, участие в жизни семьи и ребенка он не принимает. Коалиции, как правило, предполагают наличие триангуляции – привлечение третьего лица для попыток разрешения конфликта между двумя членами семьи. Например, нездоровый ребенок или отстающий в развитии ребенок, ребенок инвалид, ребенок с нарушением поведения может сплачивать разобщенность родителей, удерживая их от развода, и это косвенно подкрепляет особенность здоровья, развития или поведение ребенка. Мать, которой недостаточно внимания мужа, излишне приближает к себе ребенка, мешая ему взрослеть, приобретать самостоятельность и автономность. В такой семье ребенок может иметь много власти, больше, чем у одного из родителя. Таким образом, у ребенка не выработается обратной связи, а значит объективного взгляда на себя, что ведет к нарушениям личности.

      Коммуникация рассматривается как поведенческие проявления людей. Люди в семье постоянно взаимодействуют друг с другом, постоянно передают друг другу информацию, осуществляют коммуникацию. Не вступать в коммуникацию невозможно, потому что, любое поведение, действие, слово, их отсутствие несет другим информацию, которую они не могут не воспринимать и на которую не могут не реагировать.

      Все коммуникационные взаимообмены или симметричны, или комплиметарны в зависимости от того, основаны они на сходстве или на различии. Это положение утверждает, что все коммуникационное взаимодействие реализует два основных принципа – симметричности или комплиментарности. Симметричная коммуникация означает, что коммуникационная цепочка строится по принципу «на подобное отвечу подобным». Комплиментарная коммуникация реализуется по принципу взаимодополняемости. В первом случае, например, гнев будет провоцировать еще более гневные проявления второй стороны, во втором – гнев может вызывать у другой стороны стремление устраниться или общаться подчеркнуто мягко и т. п.

      Это представление имеет большее значение как еще один принцип, развивающий идею системности, поскольку оно предполагает рассматривать наблюдаемые феномены взаимодействия людей не в терминах их независимых «индивидуально – личностных» особенностей или намерений, желаний, а как обусловленные типом коммуникации, подчиняющимся над индивидуальной логике функционирования.

      Коммуникативный процесс порождает различные реальности для участвующих в нем сторон. Различие этих реальностей порождается различной пунктуацией событий в процессе коммуникации. В теории коммуникации утверждается, что в зависимости от того, что именно воспринимается участниками коммуникационного процесса как причина и как следствие в коммуникации, рождаются психологически разные для них миры. Так, например, напористая жена, будет объяснять свою напористость тем, что у нее пассивный муж, а муж в свою очередь будет объяснять свою пассивность напористостью жены.

      Между членами семьи существуют паттерны взаимодействия или вытекающие из ролей устойчивые коммуникативные стереотипы: ссоры, конфликты, обиды, унижения, высмеивания и так далее. Стиль эмоциональной коммуникации характеризуется соотношениями (+) и (-) эмоций, критики, похвалы в адрес друг друга, возможен так же запрет на открытое выражение чувств.

      В семье любое явление является сообщением. Каждое событие понятное сообщение для членов семьи. События могу быть одноуровневые, могут быть многоуровневые, то есть вербальные и невербальные. Сообщения в семьях могут быть часто повторяющиеся, сообщения и взаимодействия которые часто повторяются, называются стереотипами взаимодействия.

      Каждое сообщение участника коммуникации имеет передающий и командный аспекты. Под передающим аспектом понимается тот, который является носителем содержания сообщения, под командным – тот, который определенным образом маркирует взаимоотношения передающим и получающим сообщение. Запрет на обсуждение и любое взаимодействие является источником дисфункций, что может формировать у одного из членов семьи диагноз шизофрению. Наиболее яркой характеристикой коммуникации в таких семьях являются, противоречивые или даже взаимоисключающие послания на уровне сообщений и отношений, а кроме этого существование жесткого запрета на указание и обсуждение этого противоречия.

      Циркулирование информации в семейной системе может быть эффективным, то есть ясным, открытым, и дисфункциональным, то есть противоречивым и включающим взаимоисключающие послания по типу двойной связи или неполным, при наличии «семейных секретов».

      В общении людей могут существовать парадоксальные способы взаимодействия. Они являются следствием неразрешимости противоречия на коммуникационном и метакоммуникационном уровнях в силу особых причин.

      В списке М. Боуэна нет ставшего очень важным в отечественной психологии понятия рефлексии. Однако в других его трудах (и в целом в традиции системной семейной психотерапии) это понятие скрывается под словом метакоммуникация – коммуникация по поводу коммуникации.

      Наличие метакоммуникации, а проще говоря – свободного обсуждения возникающих в процессе коммуникации наблюдений и проблем, является важнейшим признаком здорового функционирования семьи. Тогда развитие ребенка происходит в процессе его активности, рефлексии этой активности и себя в ней при непрерывном диалогическом позитивном эмоциональном контакте с другим человеком. Метакоммуникация – процессы совместного обсуждения и осмысления того, что происходит между членами семьи.

      Представление о коммуникационных системах, развитое современной теорией коммуникации, является важнейшим вкладом в становление системной семейной терапии.

      Семейные правила и ценности это то, что открыто, одобряется и культивируется. Они существуют в каждой семье. Семейные правила – те основания, на которых строиться жизнь семьи. Нечеткость правил и норм, их непроговоренность могут приводить к недоумению, к конфликтам, к симптомам невроза, а при переходе к новым этапам тормозить развитие, как всей системы, так и отдельных ее членов. Выделяют гласные и негласные правила. Правила могут быть культурно заданными – и тогда они разделяются многими семьями. А бывают уникальными для каждой отдельной семьи. Правило, это, как семья решила вести домашнее хозяйство и отдыхать, кто за что отвечает в семье, как и на что тратит деньги. Изменение семейных правил – болезненный процесс для членов семьи. Нарушение этих правил – вещь опасная, драматичная. Делегирование требований и ожиданий в семье может быть очень разрушительным, если требования, выдвигаемые, например, родителями противоречивы и несогласованны. Это делает невозможным их интеграцию, ведет к внутренним конфликтам и противоречиям в развитии.

      Стереотипы поведения воспроизводятся в поколениях. С помощью геннограммы, которую ввел Мюррей Боуэн можно узнать семейную историю и правильно ее описать. В геннограмме существуют разные детали, которые указывают на особенности функционирования семьи. Например, дата смерти одного члена семьи, совпадает с датой свадьбы какого – то другого члена семьи. Это история про замещения, про смену иерархий, про изменение структуры. Многие семейные реакции можно понять, только зная историю семьи (Н. Б. Бячкова, 1998).

      Семейный миф - это семейная концепция, легенда и верование, касающиеся семейной истории. Это сложное семейное знание, которое является как бы продолжением предложения: « Мы – это…». Например: «Мы никогда не ссоримся», «Мы – успешная семья», «В нашей семье все учились на отлично» и та далее. Оно актуализируется тогда, когда новый человек входит в семью, либо в моменты социальных перемен, либо в ситуации семейной дисфункции. В дисфункциональной семье миф более очевиден, чем в функциональной семье. Это знание плохо осознается членами семьи. Формируется он примерно в трех поколениях, без понимания мифа психологом, часто неясны мотивы поступков человека, который живет в семейной системе. Миф может являться способом выживания. Например, чтобы семья алкоголика выживала, необходим миф о спасении его. Демонстрация некого инвалидного положения является спасением.

      Стабилизаторы имеются как в функциональной, так и в дисфункциональной семье. Функциональные стабилизаторы, это общее место проживания, общие деньги, общие дела, общие развлечения. Дети, болезни, нарушения поведения – дисфункциональные стабилизаторы. Дети не должны быть стабилизаторами, поэтому они растут, развиваются и должны жить своей, отдельной от родителей жизнью. Например, супружеские измены могут быть очень хорошим дисфункциональным стабилизатором. За систематическими изменами стоит невротический страх близости. Часто стереотип взаимодействия по поводу измен, выяснение отношений и скандалы по поводу измены, примирение. Примерились и живут вместе, пока не накопится напряжение от неразрешенных проблем, а проблемы копятся, но не решаются. Напряжение достигает какого – то предела и повторяется все заново.

      Часто встречающийся стабилизатор болезнь или инвалидность. Больного ребенка, подростка-инвалида нельзя бросить. Пока ребенок болен, родители могут объединяться, и искусственно сдерживать союз.

      Стабилизаторы традиции и ритуалы – повторяющиеся узаконенные действия, имеющие символический смысл. Это очень важный фактор стабилизации системы, опорные элементы, укрепляющие ее и редуцирующие тревогу ее членов.

      Аутсайдер существует в дисфункциональных семьях. Аутсайдер, это член семьи, чаще всего ребенок, который берет на себя некую нагруженность, часто не ему принадлежащую. Он может быть носителем родительских функций, или ответственным за них, в таком случае его называют обродительный ребенок. Либо ребенок, который скрепляет семью своей болезнью, часто психосоматической. Либо замещающий, кого - либо из погибших и умерших, или исключенных из семьи.

      В любой системе, в том числе семье существуют динамические отношения – это отношения влияния, зависимости, взаимодействия и коммуникации. Для решения конфликта между двумя, например супругами, привлекается третий, то есть в семье наличие триангуляции. Триангулированными могут быть ребенок, прародители, друзья, родственники.

      Существует 11 признаков здоровой функционирующей семьи (т.е. семьи, создающей максимально благоприятные условия для развития ее членов), выделенных М. Боуэном:
1. Оптимальный уровень дифференциации (автономности) членов семьи.
2. Низкий уровень тревоги.
3. Четкие границы между поколениями при наличии хорошего эмоционального контакта и связи между поколениями.
4. Эмоциональные проблемы не локализуются в ком-то из членов семьи, а отмечается вклад каждого в гармоничные семейные отношения.
5. Члены семьи минимально симбиотичны и минимально дистанцированы при решении проблем.
6. Каждая диада может справляться без привлечения третьего.
7. Каждый может общаться с другими на эмоциональном и на интеллектуальном уровне.
8. Сохранение хорошего эмоционального климата важнее, чем следование общепринятым стандартам (что такое «хорошо», что такое «плохо»).
9. У каждого члена семьи есть ощущение, что ему нравится жить в этой семье.
10. Члены семьи используют друг друга как источник обратной связи и опыта, но не как средство эмоциональной разрядки.
11. Каждый четко знает свои и чужие обязанности (М. Боуэн, 2001).


форма 095/у Деловой центр